Литературная
Коллекция

Произведения:

Эрнест Хемингуэй

   
 
 

Прощай, оружие!

— Они нас видели и не остановились, — сказал Аймо.
— Перебьют нас здесь, tenente, — сказал Аймо.
— Мы им не нужны, — сказал я. — Они гонятся за кем-то другим. Для нас опаснее, если
они наткнутся на нас неожиданно.
— Я бы охотнее шел здесь, под прикрытием, — сказал Бонелло.
— Идите. Мы пойдем по полотну.
— Вы думаете, нам удастся пройти? — спросил Аймо.
— Конечно. Их еще не так много. Мы пройдем, когда стемнеет.
— Что эта штабная машина тут делала?
— Черт ее знает, — сказал я. Мы шли по полотну. Бонелло устал шагать по грязи и
присоединился к нам. Линия отклонилась теперь к югу, в сторону от шоссе, и мы не видели, что
делается на дороге. Мостик через канал оказался взорванным, но мы перебрались по остаткам
свай. Впереди слышны были выстрелы.
За каналом мы опять вышли на линию. Она вела к городу прямиком, среди полей.
Впереди виднелась другая линия. На севере проходило шоссе, на котором мы видели
велосипедистов; к югу ответвлялась неширокая дорога, густо обсаженная деревьями. Я решил,
что нам лучше всего повернуть к югу и, обогнув таким образом город, идти проселком на
Кампоформио и Тальяментское шоссе. Мы могли оставить главный путь отступления в
стороне, выбирая боковые дороги. Мне помнилось, что через равнину ведет много проселочных
дорог. Я стал спускаться с насыпи.
— Идем, — сказал я. Я решил выбраться на проселок и с южной стороны обогнуть город.
Мы все спускались с насыпи. Навстречу нам с проселочной дороги грянул выстрел. Пуля
врезалась в грязь насыпи.
— Назад! — крикнул я. Я побежал по откосу вверх, скользя в грязи. Шоферы были теперь
впереди меня. Я взобрался на насыпь так быстро, как только мог. Из густого кустарника еще
два раза выстрелили, и Аймо, переходивший через рельсы, зашатался, споткнулся и упал
ничком. Мы стащили его на другую сторону и перевернули на спину. — Нужно, чтобы голова
была выше ног, — сказал я. Пиани передвинул его. Он лежал в грязи на откосе, ногами вниз, и
дыхание вырывалось у него вместе с кровью. Мы трое на корточках сидели вокруг него под
дождем. Пуля попала ему в затылок, прошла кверху и вышла под правым глазом. Он умер, пока
я пытался затампонировать оба отверстия. Пиани опустил его голову на землю, отер ему лицо
куском марли из полевого пакета, потом оставил его.

Рекомендуем:   

 

На правах рекламы:

 

   

© 2006-2009 Фонд "Литературная коллекция"