Литературная
Коллекция

Произведения:

Эрнест Хемингуэй

   
 
 

Прощай, оружие!

Другие карабинеры были в широкополых шляпах. Самолеты — так их у нас называли. Мы
стояли под дождем, и нас по одному выводили на допрос и на расстрел. Ни один из
допрошенных до сих пор не избежал расстрела. Они вели допрос с неподражаемым
бесстрастием и законоблюстительским рвением людей, распоряжающихся чужой жизнью, в то
время каких собственной ничто не угрожает. Они допрашивали сейчас полковника линейного
полка. Только что привели еще трех офицеров.
— Где ваш полк?
Я взглянул на карабинеров. Они смотрели на новых арестованных. Остальные смотрели
на полковника. Я нырнул, проскочил между двумя конвойными и бросился бежать к реке,
пригнув голову. У самого берега я споткнулся и с сильным плеском сорвался в воду. Вода была
очень холодная, и я оставался под ней, сколько мог выдержать. Я чувствовал, как меня уносит
течением, и я оставался под водой до тех пор, пока мне не показалось, что я уже не смогу
всплыть. Я всплыл на поверхность, перевел дыхание и в ту же минуту снова ушел под воду. В
полной форме и в башмаках нетрудно было оставаться под водой. Когда я всплыл во второй
раз, я увидел впереди себя бревно, и догнал его, и ухватился за него одной рукой. Я спрятал за
ним голову и даже не пытался выглянуть. Я не хотел видеть берег. Я слышал выстрелы, когда
бежал и когда всплыл первый раз. Звук их доносился до меня, когда я плыл под самой
поверхностью воды. Сейчас выстрелов не было. Бревно колыхалось на воде, и я держался за
него одной рукой. Я посмотрел на берег. Казалось, он очень быстро уходил назад. По реке
плыло много лесу. Вода была очень голодная. Мы миновали островок, поросший кустарником.
Я ухватился за бревно обеими руками, и оно понесло меня по течению. Берега теперь не было
видно.

Глава тридцать первая

Никогда не знаешь, сколько времени плывешь по реке, если течение быстрое. Кажется,
что долго, а на самом деле, может быть, очень мало. Вода была холодная и стояла очень
высоко, и по ней проплывало много разных вещей, смытых с берега во время разлива. По
счастью, мне попалось тяжелое бревно, которое могло служить опорой, и я вытянулся в
ледяной воде, положив подбородок на край бревна и стараясь как можно легче держаться
обеими руками. Я боялся судорог, и мне хотелось, чтобы нас отнесло к берегу. Мы плыли вниз
по реке, описывая длинную кривую. Уже настолько рассвело, что можно было разглядеть
прибрежные кусты. Впереди был поросший кустарником остров, и течение отклонялось к
берегу. У меня была мысль снять башмаки и одежду и достигнуть берега вплавь, но я решил,
что не нужно. Я все время не сомневался, что как-нибудь попаду на берег, и мне трудно
придется, если я останусь босиком. Необходимо было как-нибудь добраться до Местре.

Рекомендуем:   

 

На правах рекламы:

 

   

© 2006-2009 Фонд "Литературная коллекция"