Литературная
Коллекция

Произведения:

Эрнест Хемингуэй

   
 
 

Прощай, оружие!

В этот день я пересек венецианскую равнину. Это ровная низменная местность, и под
дождем она казалась еще более плоской. Со стороны моря там лагуны и очень мало дорог. Все
дороги идут по устьям рек к морю, и чтобы пересечь равнину, нужно идти тропинками вдоль
каналов. Я пробирался по равнине с севера на юг и пересек две железнодорожные линии и
много дорог, и наконец одна тропинка привела меня к линии, которая проходила по краю
лагуны. Это была Триест-Венецианская магистраль, с высокой прочной насыпью, широким
полотном и двухколейным путем. Немного дальше был полустанок, и я увидел часовых на
посту. В другой стороне был мост через речку, впадавшую в лагуну. У моста тоже был часовой.
Когда я шел полем на север, я видел, как по этому пути прошел поезд. На плоской равнине он
был виден издалека, и я решил, что, может быть, мне удастся здесь вскочить в поезд, идущий из
Портогруаро. Я посмотрел на часовых и лег на откосе у самого полотна, так что мне был виден
весь путь в обе стороны. Часовой у моста сделал несколько шагов вдоль пути по направлению
ко мне, потом повернулся и пошел назад, к мосту.
Голодный, я лежал и ждал поезда. Тот, который я видел издали, был такой длинный, что
паровоз тянул его очень медленно, и я был уверен, что мог бы вскочить на ходу. Когда я уже
почти потерял надежду, я увидел приближающийся поезд. Паровоз шел прямо на меня,
постепенно увеличиваясь. Я оглянулся на часового. Он ходил у ближнего конца моста, но по ту
сторону пути. Таким образом, поезд, подойдя, должен был закрыть меня от него. Я следил за
приближением паровоза. Он шел, тяжело пыхтя. Я видел, что вагонов очень много. Я знал, что
в поезде есть охрана, и хотел разглядеть, где она, но не мог, потому что боялся, как бы меня не
заметили. Паровоз уже почти поравнялся с тем местом, где я лежал. Когда он прошел мимо,
тяжело пыхтя и отдуваясь даже на ровном месте, и машинист уже не мог меня видеть, я встал и
шагнул ближе к проходящим вагонам. Если охрана смотрит из окна, я внушу меньше
подозрений, стоя на виду у самых рельсов. Несколько закрытых товарных вагонов прошло
мимо. Потом я увидел приближавшийся низкий открытый вагон, из тех, которые здесь
называют гондолами, сверху затянутый брезентом. Я почти пропустил его мимо, потом
подпрыгнул и ухватился за боковые поручни и подтянулся на руках. Потом сполз на буфера
между гондолой и площадкой следующего, закрытого товарного вагона. Я был почти уверен,
что меня никто не видел. Я присел, держась за поручни, ногами упираясь в сцепку. Мы уже
почти поравнялись с мостом. Я вспомнил про часового. Когда мы проезжали, он взглянул на
меня. Он был совсем еще мальчик, и слишком большая каска сползала ему на глаза. Я
высокомерно посмотрел на него, и он отвернулся. Он подумал, что я из поездной бригады.

Рекомендуем:   

 

На правах рекламы:

 

   

© 2006-2009 Фонд "Литературная коллекция"