Литературная
Коллекция

Произведения:

Эрнест Хемингуэй

   
 
 

Прощай, оружие!

— Нет, — сказал я. — Он едва не убил свою мать.
— Он не виноват в этом, бедный малыш. Разве вы не хотели мальчика?
— Нет, — сказал я. Доктор все возился над ним. Он поднял его за ноги и шлепал. Я не
стал смотреть на это. Я вышел в коридор. Я теперь мог войти и посмотреть. Я вошел через
дверь, которая вела на галерею, и спустился на несколько ступеней. Сестры, сидевшие у
барьера, сделали мне знак спуститься к ним. Я покачал головой. Мне достаточно было видно с
моего места.
Я думал, что Кэтрин умерла. Она казалась мертвой. Ее лицо, та часть его, которую я мог
видеть, было серое. Там, внизу, под лампой, доктор зашивал широкую, длинную, с толстыми
краями, раздвинутую пинцетами рану. Другой доктор в маске давал наркоз. Две сестры в
масках подавали инструменты. Это было похоже на картину, изображающую инквизицию. Я
знал, что я мог быть там и видеть все, но я был рад, что не видел. Вероятно, я бы не смог
смотреть, как делали разрез, но теперь я смотрел, как края раны смыкались в широкий
торчащий рубец под быстрыми, искусными на вид стежками, похожими на работу сапожника, и
я был рад. Когда края раны сомкнулись до конца, я вышел в коридор и снова стал ходить взад и
вперед. Немного погодя вышел доктор.
— Ну, как она?
— Ничего. Вы смотрели?
У него был усталый вид.
— Я видел, как вы зашивали. Мне показалось, что разрез очень длинный.
— Вы думаете?
— Да. Шрам потом сгладится?
— Ну конечно.
Немного погодя выкатили носилки и очень быстро повезли их коридором к лифту. Я
пошел рядом. Кэтрин стонала. Внизу, в палате, ее уложили в постель. Я сел на стул в ногах
постели. Сестра уже была в палате. Я поднялся и стал у постели. В палате было темно. Кэтрин
протянула руку.

Рекомендуем:   

 

На правах рекламы:

 

   

© 2006-2009 Фонд "Литературная коллекция"