Литературная
Коллекция

Произведения:

Эрнест Хемингуэй

   
 
 

Прощай, оружие!

— Вот отказались бы все, и война бы кончилась, — сказал Маньера.
— Ну, гренадеры вовсе об этом не думали. Просто струсили. Офицеры-то все были из
знати.
— А некоторые офицеры одни пошли.
— Двоих офицеров застрелил сержант за то, что они не хотели идти.
— Некоторые рядовые тоже пошли.
— Которые пошли, тех и не выстраивали, когда брали десятого.
— Однако моего земляка там расстреляли, — сказал Пассини. — Большой такой,
красивый парень, высокий, как раз для гренадера. Вечно в Риме. Вечно с девочками. Вечно с
карабинерами. — Он засмеялся. — Теперь у его дома поставили часового со штыком, и никто
не смеет навещать его мать, и отца, и сестер, а его отца лишили всех гражданских прав, и даже
голосовать он не может. И закон их больше не защищает. Всякий приходи и бери у них что
хочешь.
— Если б не страх, что семье грозит такое, никто бы не пошел в атаку.
— Ну да. Альпийские стрелки пошли бы. Полк Виктора-Эммануила пошел бы. Пожалуй,
и берсальеры тоже.
— А ведь и берсальеры удирали. Теперь они стараются забыть об этом.
— Вы напрасно позволяете нам вести такие разговоры, tenente. Evviva l'esercito! [Да
здравствует армия! (итал.)] — ехидно заметил Пассини.
— Я эти разговоры уже слышал, — сказал я. — Но покуда вы сидите за рулем и делаете
свое дело…
— …и говорите достаточно тихо, чтобы не могли услышать другие офицеры, — закончил
Маньера.
— Я считаю, что мы должны довести войну до конца, — сказал я. — Война не кончится,
если одна сторона перестанет драться. Будет только хуже, если мы перестанем драться.

Рекомендуем:   

 

На правах рекламы:

 

   

© 2006-2009 Фонд "Литературная коллекция"